4 Apr 19:02 avatar

Про прапорщика Шматко

Примерно в одиннадцать часов меня словно обдает кипятком. Понимаю, что не помню точно, выключила ли я говядину, которая мирно тушилась себе с черносливом или нет. Поскольку я поставила ее на огонь в шесть утра, то картина степени разрушения пронеслась в мозгу подобно огненной волне.

Я в офисе. Ехать домой уже бессмысленно.

Звоню охраннику: «Это Наташа из триста пятнадцатого дома!» Удивительно, но он очень быстро понял из моей истерики, что произошло.

Но тут я должна сделать отступление и описать охранника.

Это такой прапорщик Шматко лет шестидесяти. У него значительный живот-глобус и вечно хорошее настроение. Любая нормальная феминистка его четвертовала-колесовала-удушила, потому что всех мужчин в нашем поселке он называет либо по имени-отчеству, либо хозяин. Фраза «Ты что так поздно возвращаешься, твой хозяин уже давно приехал!» для него обыденна. Для всех женщин у него одно имя — жёночка. Но я ему заранее и давно все простила, потому что наш шматко выполняет функции моей мамы: каждое утро, открывая шлагбаум, он обязательно долго стоит и машет рукой мне вслед.

В общем, добросовестный человек схватил табуреточку, чтобы перелезть через забор (без табуретки он уже никак, глобус мешает)) и помчался к нашему дому. Потом он звонил мне до вечера каждые полчаса, рассказывал, что все в порядке, дыма и языков пламени на вверенном ему объекте не наблюдается.

Вечером выяснилось, что конечно, я выключила эту злосчастную говядину. На память остался очередной урок: никаких утренних кулинарных шоу, нет времени, значит, на ужин пельмени, все. Ну и теперь шматко ежевечерне интимно наклоняется к окну машины и говорит: «Добрый вечер, поджигательница».

Ну хоть не жёночка, и то хорошо :)
4 Apr 18:55 avatar

Цыгане, Банк, и Портмоне...

Деньги это хорошо, особенно хорошо когда их много, и об этом никто не знает. Было у меня в жизни пару забавных случаев.

Случай 1:

кажется 2009 год, г.Батайск, ул.Мира отделение Сбербанка. Само отделение наполовину работает, наполовину стоит в ремонте, разгром и анархия. В самом опер зале по этому случаю собралась толпа посетителей, и кучка цыган — и мужчины и женщины. Я продал свой объект недвижимости, заказал деньги, сижу жду. ( счет в этом отделении, снять сумму свыше 1500т.р. Могу только здесь). И тут из-за стойки меня окликает операционист: Иванов! (пусть будет Иванов) ваши деньги в кассе, идите получать! Я как-то не привык к такой открытости, при работе с деньгами, судорожно оглядываюсь, пытаясь сделать вид, что я — это не я, заметив как зашевелилась цыганча, сидящая там же в зале неизвестно зачем. Операционист, не подумав (наверное)), добавляет: Иванов, вы же 3млн заказывали, на выдаче в кассе вас ждут! Я судорожно оглядываю зал, в таборе цыган уже началась подготовка к празднику — поимке лоха с деньгами, делаю хитрое лицо и выскакиваю за дверь. Сажусь в машину, жду. Жду почти час, захожу в сбер, цыгане все там, увидели меня, заполошились. Я вышел, они за мной, сел обратно в машину, весна, тепло, окна открыты, разговариваю по телефону с женой, сам наблюдаю за табором, а табор наблюдает и прислушивается за мной. Говорю по-английски, чтобы цыганам было непонятно, ругаюсь по-русски, часто употребляя слово «лох», обсуждая сбер и операционистку с её приколами. Тут от табора отделяется мужчинка кг на 150, подходит ко мне и важно говорит: ты НЕ Иванов! Правильно? Тоже лоха ждешь? Конечно не Иванов, а в чем проблема отвечаю я? А мне так нахально, в лицо заявляют: ты езжай, Иванова, МЫ ждать будем, это наше отделение! Мы здесь работаем!

На следующий день приехал, устроил выволочку операционистке, и заведующей, спокойно снял деньги, никаких цыган в зале уже не было — приходили оказывается за «детскими», и случайно решили прихватить «дар небес» на 3млн.р.

Как-то так, будьте внимательны, даже в отделении банка есть риск нарваться на неприятности.

Случай 2:

Москва, столица нашей родины, выхожу из сбера и иду к машине с номерами на 61

заканчивающимися, вдруг из впереди идущего гостя средней азии падает кошелек, прямо мне под ноги, я конечно честный человек, первое движение поднять и окликнуть… но нафига вот оно мне надо? Упал и упал ))). иду дальше… и тут, опять кошелек мне прямо под ноги, и тоже из гостя из средней азии… прямо осень наступила — опадают листья и портмоне. Мда… значит решили что первый раз я просто не заметил, но решили меня не отпускать… беру и со всей дури пинаю это долбанное портмоне на проезжую часть… подача получилась хорошая, пробил чуть ли не до осевой линии. Сажусь в машину и наблюдаю как трое «гостей» рыбками, не смотря на интенсивное движение ныряют за портмоне, прямо под колеса. Сидя в машине веселюсь и ржу — деньги то в кошельке есть, кто-нибудь на машине тормознет, подберет и уедет, вот и ломанулись толпой спасать ликвидность. А развод стар как мир, видимо когда выходил из машины увидели не московский 61-й регион, ко мне и прицепились, но не учли что Ростов — это вам не лес с Медвед`ями )))
1 Apr 18:29 avatar

Они что, не знают?

Приехали ко мне в Калугу в прошлом году гости из славного города Новосибирск, живущие в одном из его отдалённых районов. Ну и в первый день понадобилось вызвать такси. Когда они узнали, что такси может стоить 80 рублей за посадку и первые 3 километра, они очень сильно удивились.

Настолько, что на следующий день, увидев людей на автобусной остановке, они поинтересовались: «А почему все эти люди здесь стоят? Они что, не знают, что у вас такси 80 рублей?»

Я даже немного растерялся, что им и ответить на это…
27 Mar 19:28 avatar

Истории врача-рентгенолога

Многие мои коллеги, узнав, что я пишу медицинские рассказы, стали делиться своими историями. Им всем огромное спасибо. Сегодня в качестве главных героев два врача-рентгенолога Александр и Сергей.

1. На приём к рентгенологу приходит женщина в возрасте. Делает обычный снимок грудной клетки, потом одевается и начинает громко ругаться:

— Доктор, вы аппарат слишком сильно включили!

— Вы себя плохо чувствуете?

— Конечно! Внутри всё горит! И посмотрите, — женщина широко разводит руки в стороны. – Я вся свечусь!

— Это бывает, — успокаивает пациентку доктор.- Выпейте стакан воды, посидите на скамеечке перед поликлиникой, подышите свежим воздухом. Всё и пройдет.

— Да? – настроенная на скандал пациентка удивленно смотрит на врача.

— Это у вас индивидуальная реакция организма. Никакого вреда не будет.

— Ну хорошо, — хмурится пациентка. – Но если я умру – я на вас жалобу напишу.

— Договорились, — кивает врач. А когда пациентка уходит, вздыхает и смотрит в окно.

Дождливый октябрь. У психических обострение. А снимки даже им делать надо.

2. Рядом с поликлиникой – СИЗО. И примерно раз в месяц из этого чудесного заведения по какому-то прекрасному договору в поликлинику приводят на снимки заключенных. Пациенты весьма живописные. В смысле, покрытые живописными татуировками. И смотреть их снимки надо не торопясь с выводами.

Например, один товарищ пожаловался на то, что проглотил несколько иголок. Делают снимок – действительно, в желудке две иголки, одна в кишечнике, а одна вообще, пронзила стенку ЖКТ и ползет в район печени. Вот эта последняя иголка врача и смутила. Он осторожно подходит к пациенту, рядом с которым стоят два вооруженных служителя порядка. И осматривает живот. Так и есть. Пациент загнал под кожу несколько иголок. А на снимке они как будто в желудке. Вот только анатомию плохо в школе учил.

А второму гостю из СИЗО делали снимок желудка, наполненного контрастным веществом. Пациент жаловался на жуткие боли, стонал и всячески высказывал своё недовольство. На снимке – прямоугольный предмет с чёткими гранями и ребрами. По размерам – небольшой кирпич.

Но как он пролез в пищевод?

Врач выходит со снимком к сопровождающему-сержанту и растерянно разводит руками.

— Ну вот, в желудке у него какой-то предмет. Похоже на кирпич. Но убейте меня, не понимаю как у него это получилось.

— Кирпич? – хмыкает сержант. – Да вы, доктор, не беспокойтесь. Этот мудак скорее всего мочалку свернул и проглотил. Она в желудке развернулась. Вот у вас кирпич и получился.

3. Доктор просматривает снимки грудной клетки. У одной из пациенток наблюдает подозрительные тени по легочным полям. Читает сопроводительную бумажку. Девушка, 23 года. А тени отчетливые такие. Туберкулез что ли? И тут доктор наблюдает какую-то странность. Если снимок отвести подальше от глаз – то подозрительные тени складываются в буквы. Что за мистика?! И написано… Гуччи?

Оказалось, пациентка постеснялась перед лаборанткой разоблачаться. Ну и оставила себе маечку на бретельках. А на маечке – стразы. Вот и получился туберкулёз от Гуччи.

4. Есть у рентгенологов очень неприятная процедура. Называется ирригоскопия. Вкратце это происходит так. С пациента снимают штаны, в задний проход вставляется шланг, в руки дается резиновая груша. И пациент, сжимая грушу, накачивает себе в толстую кишку контрастное вещество. Как только кишка наполнилась – делают снимки в разных проекциях. Диагностируют свищи, грыжи кишечника, язвенные колиты.

Аппаратура для всего этого безобразия находится в том же отделении, что и обычные аппараты для флюрографии. В соседнем кабинете. И пациенты, пришедшие на прием, тоже сидят в общем коридоре.

В один чудесный день, мой коллега-рентгенолог ведёт прием. Лаборантка выходит в коридор и громко зовёт:

— Иванов!

Тишина. Пациенты переглядываются.

— Иванов!

Подхватывается какой-то дедушка лет семидесяти, бодро семенит к лаборантке.

— Это я.

— Заходите.

Дедушка заходит в кабинет, покорно снимает штаны. Лаборантка вводит ему в задний проход шланг. Лежи, ветеран, накачивай контрастное вещество. Старичок лежит, старается, груша попискивает. Кишка наполнилась. Лаборантка – опытная дама бальзаковского возраста, командным голосом и могучими руками вертит хрупкого старичка на столе, делая снимки.

Мой коллега смотрит снимки и начинает ругаться. Потому что к процедуре пациента готовят загодя. Дают много жидкости, слабительного, делают клизмы с водой. А у старичка, простите за интимные подробности, весь кишечник фекальными массами забит. И снимки ни к черту не годятся. Врач выходит к пациенту.

— Иванов, вы почему к процедуре не готовы?

— Так я не знал, что к ней нужно готовиться, — оправдывается старичок.

— Как это? – удивляется врач. – Неужели вам ни слабительное не давали, ни клизму не делали?

— Нет. А зачем?

— Порядок такой.

— Семьдесят лет на свете живу, а первый раз вижу, чтобы при флюрографии клизму делали, — вздыхает старичок. – Чего только не придумают эти доктора.

— Погодите, какая такая флюрография? Иванов, вам же ирригоскопию делают.

— А вот я знаю, как это всё называется. Напридумывают названий. Мне снимок легких надо! – идет в атаку старичок.

Врач слегка завис. У него в бумажках черным по белому написано «ирригоскопия». И висел бы ещё долго, если бы в двери робко не постучали.

— Кто там?

В кабинет проникла взлохмаченная голова.

— Доктор, мне скоро? А то я по записи на двенадцать, а уже полпервого.

— А вы кто?

— А я Иванов.

Доктор завис ещё больше.

— А где вы были, когда вас лаборантка звала?

— Понимаете, мне слабительное дали. Так позывы, аж терпеть не могу. Вот я в туалет на минуточку и отлучился.

— Ситуация проясняется, — говорит врач. И поворачивается к дедушке. – А вы тоже Иванов?

— Нет, я Петров, — ворчливо говорит старичок, натягивая штаны.

— Так чего же вы на Иванова отзываетесь! – всплескивает руками лаборантка.

— Посидишь в вашей очереди, даже на Басилашвили отзываться будешь, — старичок пулей выскакивает из кабинета.

— Вот что бывает с теми, кто без очереди пролезть пытается, — назидательно говорит врач.

Ну, хорошо хоть жалобу не накатал.
24 Mar 20:08 avatar

Анекдот.

Один раввин настолько любил играть в гольф, что был не в силах противостоять своей страсти и тайком ото всех играл в гольф даже по субботам.

Ангелы узнали об этом и доложили Господу.

Тот сказал: «Хорошо, я накажу его».

И вот в следующий шаббат раввин размахнулся, ударил клюшкой по шарику, и тот с огромного расстояния влетел точно в лунку.

Удивленные ангелы спросили у Бога: «И это ты называешь наказанием?»

— «А кому он сможет рассказать о своем ударе?», – ответил Господь вопросом на вопрос.
23 Mar 20:02 avatar

Воришка-золотарь

Кто как, а я по жизни постоянно попадаю в какие-то дурацкие и комичные ситуации. У моих друзей есть целый хит-парад историй с участием вашей покорной слуги. Но, наверное, самой эпичной была история про навоз и розы.

Когда мы с дочкой жили на первой съемной квартире в Озерках, то познакомились с соседкой с первого этажа. Женщина была очень милая: пенсионерка с замечательным хобби. Она выращивала розы прямо в своей квартирке. Собственно, это даже не квартирка была, а ботанический сад в миниатюре. Возилась, как с малыми детьми, клеила стеклянные витринки, чтобы кусты в горшках не мерзли, досвечивала, мастерила хитрые системы полива, опрыскивала и обрезала, короче, всю душу этому делу отдавала.

Летом из ее раскрытых окон плыл тонкий аромат распустившихся, нагретых солнцем цветов.

Всегда была рада срезать маленький букетик, если просили. Очень дружелюбная и милая женщина.

Но, спустя года три, я стала замечать, что зелени в ее окнах становится все меньше и меньше. Не знаю, что за напасть постигла соседкины цветы, но она пожаловалась, что нужен конский навоз, а где его достать она не знает. Жалко. Столько сортов собрала, а они гибнут.

Ну, у меня ж мозгов нет, а душа широкая. Думаю, надо помочь, потому как конюшня недалече, в Озерковском парке имеется. Я уже писала, что можно уйти с улицы, но выгнать улицу из себя — гораздо труднее. Замашки остаются.

Отправив детку в летний лагерь, взяла Кира два крепких пакета для строительного мусора, перчатки и фомку. И в ночи пошла с этим набором под мышкой в сторону конюшни.

«Стра-а-ашно, аж жуть»© Лошади же тварюки умные, за что и не люблю их. Естественно, когда какая-то тетка расковыряла стенку денника и влезла в их сараюшку, они в восторге не были.

Надо сказать, что конюшня так себе была: сараи на сараях. Вожусь я в потьмах, ползая по навозной куче, которую свалили в дальнем конце, и мечтаю не получить по башке копытом, потому что лошадь волнуется, ржет и мечется.

Тут свет фонарика в лицо:

— Стоять! — руки за голову, ты кто такой, иди отсюда. Короче, меня спалил сторож.

На вопрос, что я тут делаю, не нашла ничего лучше, как промямлить: «Говно ворую…»

Так надо мной не смеялся никто и никогда. Проверил мешки, и правда, говно.

— Ну ты… — тут сторож произнес эквивалент слово «чудачка» — Этого добра завались, даром раздаем! Пришла бы днем, тебе бы еще дотащить помогли куда надо.

Мне было очень-очень стыдно. Ну не привыкла я еще на тот момент, что с людьми можно нормально договорится.

В итоге, все было хорошо. Мне помогли вытащить мешки, спасли от перенервничавшей лошади, и на утро соседка благодарила меня пирогами. Мораль истории такова: чтобы не попадать в глупые ситуации и не краснеть со стыда, надо не быть букой и не боятся просить. В девяносто девяти случаях люди помогают.

Так что, больше говна я не воровала